Прокатиться на льдине, утонуть в грязи.

Мы не бросаем свои пейзажные мастерские. Причём на лето у нас больше планы. В самой популярной российской социальной сети после того, как мы выложили фото-отчёт о нашей поездке.  Нам стали советовать, что не та у нас машина. А ведь и вправду не та. Сейчас КАДФ в переломном моменте. Нам уже год в том формате, в котором мы сейчас и прибываем, и уже понятно, что делали не так, что нужно изменить кардинально. Планов много, рук мало, теперь еще к первым прибавилось и приобретение новой машины. Если всё сложится, то на лето будем планировать уже длительные поездки: Урал, Алтай, Байкал и Казахстан. Следите за новостями, пишите, звоните, не забывайте, копите деньги.

Прокатиться на льдине, утонуть в грязи.

Пока небольшая история, о том как мы съездили на этот раз.

пейзажные мастерские

Хрупкая Галина, маленькая камера и большой штатив.
фото. Юрий Сергеевич

Сходит снег, тает лёд. Уже пару недель всё никак не получалось выехать. Волевым решением, несмотря на все проблемы, мы поехали. Ждать уже не было времени. Вопросов куда особо не возникало, конечно на реку. Между с. Кулаково и д. Каменка есть небольшой, но живописный поворот реки. Туда мы и направились. Дорога туда есть, но если этот термин трактовать широко и по-русски. С асфальта, опять же широкой русской трактовки,  до реки порядка полутора километров по грунтовой дороге. Добравшись до этого места, притормозив и не долго думая, со словами, а пох*, мы двинулись дальше. Бывали там не раз, и летом и осенью. Только оказалось, что проехать там весной, когда только сошёл снег да еще в преддверии большой воды, не то же самое, что в другие времена года. Половину пути мы проехали, хоть и не без труда.

пейзажные мастерские

фото. Юрий Сергеевич

Нас заносило, почти крутило, но двигались довольно уверенно, где по разбитой дороге, где по полю. Подъехав к огромной луже, решили снова свернуть на траву. Были опасения, что здесь какой-то подвох. На поле уже были следы борьбы с бездорожьем: глубокая колея, кирпичи, палки. Водитель не послушался советов пугливых пассажиров и, выйдя и проверив место кругом, начал объезжать «опасное место». Какое-то время это удавалось, но через пару метров передние колёса провалились в грунт, посадив машину на днище. Полтора часа возни под мелким дождём, домкрат, рукоятка которого не выдержала нагрузки, вода в сапогах, грязь на лице и не только, нечеловеческие усилия и машина на твёрдой поверхности.

Река уже рядом, не отступать же. Пошли туда пешком. На реке лёд уже треснул, но активного ледохода не наблюдалось, свет рассеянный, живописного неба нет, но из-за сырости воздушная дымка присутствует — снимать можно. Все пошли в разные стороны, кто куда, а с отчаянный с форматкой к берегу. Нашёл ракурс, расставил штативные ноги, выравнял камеру, скадрировался, навёлся на резкость, а кадр не складывается. Всё же сделал снимок, но не удовлетворился этим. Лёд с виду крепкий, и от берега не далёко. Воткнув камеру на штативе в оголённую воду у берега, он прыгнул на ближайшую льдину. Там красиво, перспектива, передний план.

пейзажные мастерские

фото. Юрий Сергеевич

Началась стандартная процедура форматчика с грязным лицом чистым сердцем: подвижки, резкость, выравнивание горизонта. Странный звук бьющегося стекла и крики с берега заставили выглянуть из под импровизированной накидки, это под которое залазят люди с большими камерами, что бы посмотреть на матовое стекло. Первое ощущение было, что кружится голова, всё плыло перед глазами. Потом до сознания дошли смысл криков с берега: “Ты плывешь. Уходи от туда.” Плыву, не тону, осталось-то поставить кассету и сделать кадр, но  расстояние до берега угрожающе увеличивалось. Было принято решение прыгнуть на берег, как выяснилось разумное. Был спровоцирован ледоход на всей видимой реке, о чём восторжено было доложено пришедшими с другого места остальными членами команды.

По воле случая, с берега оказался самый удачный кадр, но, не побывав на льдине, в этом не было возможности убедиться.

курсы по фотографии

фото. Сергей Дубинин

Отснимав и решив, что можно ехать на другую локацию, начали путь на асфальтовую часть дороги. Не ожидая ничего плохого, ведь столько уже пережили, все сели в машину и расслабились. Толи из-за того, что протектор забился, то ли уже вода прибывает, но проехав совсем немного, мы застряли на ровном месте и, что называется, закопались. Посадив за руль самого лёгкого человека, хрупкую девушку, до этого прошедшую облегченный курс вождения во дворе (как выяснилось не зря), раскачав машину, освободили её из грязевого плена уже во второй раз. Сели в машину, проехали, застряли, уже посерьезней. Откопались. Решили объехать по полю,  застряли еще серьёзней. Откопались. Посадили опять Галю, велели ехать одной по разбитой дороге до асфальта. Она и ехала, бежали сзади, где буксовала, толкали. Не заметив яму, посадили машину на пузо. И опять: полтора часа возни под мелким дождём, домкрат, уже без рукоятки, вода в сапогах, новая грязь на лице и не только, нечеловеческие усилия, которые уже на исходе. Откопались. Законный водитель сел за руль, газуя, с трудом удерживая машину на дороге, цепляя днищем кирпичи, которыми в некоторых местах дорога, так сказать, укреплена, достиг желаемого асфальта.

Стемнело…. но до второй съёмочной точки решено было просто доехать и посмотреть. Деревня Каменка, обрыв у церкви, где весь вид испортили никому не известным огромным бетонным забором. Набрали в источнике воды, заехали в магазин, купили воды и шоколада и поехали домой отдыхать и отмываться.

На следующий день в  лаборатории, сгорая от любопытства, получив при этом в общем хорошие, но сулящие уйма работы, новости, приступили к проявке негативов. Нервы, волнение, отсутствие времени, не подобающий порядок в лаборатории, чуть не сыграли роковой роли в судьбе этих негативов: это проявка плёнки из непроэкспонированных кассет (в темноте были взяты не те), это отключение воды, использование непроверенного проявителя, в конце негативы были на полу, а это уже чревато повреждением эмульсии. Знали, что так делать нельзя, но сделать надо было, надо было, получить результат. Слава богам Олимпа, самый лучший кадр не был испорчен совсем. Результат есть. А за ним целая история.

пейзажные мастерские

Куратов Н. Horseman 57LX, Tasma 64, D-23

Похожие записи