Фотограф Виктория Ивлева

Виктория – значит победа

Автор: Леонид Колпаков

Фотограф Виктория Ивлева. Из серии «Внутри Чернобыля».

Фотограф Виктория Ивлева. Из серии «Внутри Чернобыля».

Вначале было слово. В материале «По лезвию компромисса» приводились слова Виктории Ивлевой: «Собираюсь ехать в Чернобыль — что там сейчас? Материал ждут агентства в Англии и Франции, с которыми я связана и которые займутся реализацией темы. Снимки ждут, но сами за ними не едут — боятся. А я, как дура, собираюсь, хотя, конечно, страшно».

Снимки, как оказалось, за рубежом ждали не зря. Чернобыльские кадры Виктории Ивлевой стали мировой сенсацией, их опубликовали самые престижные западные журналы. В нашей стране они публикуются впервые.

Всмотритесь в эти кадры: Припять, Чернобыль, атомная станция, блок. Со дня аварии прошло пять лет… Чернобыль после апреля 1986-го снимали многие, хотя не могу сказать, что какие-то кадры потрясли. Эти — по-настоящему уникальны, и для того чтобы они появились, Виктории пришлось побывать в чреве реактора. Впрочем, все по порядку.

Фотограф Виктория Ивлева. Из серии «Внутри Чернобыля».

Фотограф Виктория Ивлева. Из серии «Внутри Чернобыля».

…Она улыбчива, мила, внимательно слушает собеседника. Сижу у нее в гостях в доме, что в переулке с названием, которое Моссовет явно менять не будет, — Костянский. Не знаю, какая Виктория в работе, но здесь, на кухне, где по московским традициям и ведутся разговоры, она совсем не похожа на автора сенсационных кадров, оригиналы которых хранятся в банковском сейфе в Гамбурге. Итак, чай выпит, диктофон включен…

— Знаете, редакционные коридоры почему-то всегда на меня навевали тоску. Может, поэтому я нигде и никогда в штате газет, журналов не работала. Правда, можно сказать и по-другому: выпускницу журфака МГУ со знанием двух языков никогда на постоянную работу не приглашали. Есть и приятные воспоминания о сотрудничестве: какое-то время я была дружна с художником Андреем Сперанским, в пору, когда рождался знаменитый теперь своими фотоколлажами еженедельник «Собеседник». Много работала для него, ругали нас тоже много. Сперанский всегда ждал, что я привезу из командировки, ему был интересен каждый кадр. Дело-то, в общем, обычное. Но встречается такое заинтересованное отношение, увы, нечасто. К этому я еще вернусь…

Фотограф Виктория Ивлева. Из серии «Внутри Чернобыля».

Фотограф Виктория Ивлева. Из серии «Внутри Чернобыля».

В ноябре 1988 года побывала в Нагорном Карабахе, привезла кучу материалов. В советские издания даже обращаться не пробовала. Была научена горьким опытом: «Номер уже сверстан…» или: «Зачем нагнетать страсти?» Время откровенных снимков тогда еще не пришло. Собираясь в Париж (у меня там выходил альбом), взяла с собой эти пленки и на таможне, помню, волновалась. Сунулась с ними в «Париматч» — не получилось с публикацией. Во Франции тогда ходили по рукам какие-то любительские снимки из Карабаха, и это снизило интерес к теме. Фотограф Гарик Пинхасов предложил: «Давай к нам, в «Магнум». В этом независимом агентстве увидела настоящую работу: моментально был сделан отбор, дубли. Так получилась моя первая «мировая сенсация», сами понимаете, определение принадлежит не мне. Карабахские кадры опубликовали «Шпигель», «Дейли телеграф», «Экспресс», «Тайм».

Виктория – значит победа.Снимала в Тбилиси — на похоронах жертв апрельских событий 1989 года, была в Баку в тот день, когда в город ввели танки. В общем, «горячих точек» в бывшем СССР хватало. Но вдруг отчетливо поняла: новости, даже если они будут мировой сенсацией, снимать не хочу. Принципиально не хочу. Ведь в конечном счете все сводится к соревнованию — кто скорее добежит до самолета, окажется проворнее в отправке пленок. Захотелось снимать, простите за банальность, вечное, непреходящее. Арал. Тундру. Чернобыль…

Эта тема появилась не случайно. Размышляла над ней, думала — почему вдруг слово «Чернобыль» все хотят забыть как страшный сон. Ведь станция стоит, саркофаг — над блоком, осталась Припять… И главное — люди, по собственному желанию работающие там, в зоне АЭС, на самой станции.

Фотограф Виктория Ивлева. Из серии «Внутри Чернобыля».

Фотограф Виктория Ивлева. Из серии «Внутри Чернобыля».

В Чернобыле ко мне пришел фотокорреспондент местной газеты. Его мало интересовала моя работа, повод у него был обычный, очень, простите, советский — пленка. Он ее, конечно, получил. Но в разговоре упомянул: знаю людей, работающих в реакторе. Вот когда решила: попаду во что бы то ни стало вместе с этими людьми под реактор. До сих пор не знаю, почему они с пониманием отнеслись к моей просьбе? Ведь не до фоторепортеров им — скольких уж перевидели — приезжавших на белых «Волгах» на считанные секунды!

Были переговоры с начальством, звонки в Москву. В общем, пропуск я получила. Мы пошли на блок, пробыли там часа четыре. И времени не чувствовали. Так сказать, извините за пафос: «Есть упоение в бою, у бездны мрачной на краю». Уже в городе спросили мои чернобыльцы: «Что ты еще хочешь теперь?» Честно ответила: «Вернуться на станцию». Они меня поняли, эти ребята. Ведь это как фронт, если хотите. Страшно, а тянет. И вернулась. Потому что пленки оказались просто черными, может, и из-за радиации.

Фотограф Виктория Ивлева. Из серии «Внутри Чернобыля».

Фотограф Виктория Ивлева. Из серии «Внутри Чернобыля».

В общем, приехала опять, спустилась прямо в «чрево» реактора, была под ним. Наверное, съемка получилась потому, что удалось (надеюсь, что удалось) показать то, что хотела, — ужас и страх перед нашествием цивилизации в таком виде.

Что мы оставим после себя, кроме атомных руин? Чернобыль многое помог понять, расставил точки над «I». Поняла, воочию увидела, как ничтожен человек и его дел; по сравнению с природой. Получила я пять с половиной рентген. Говорят, это годовая доза профессионалов. О них вообще разговор особый: за работу в реакторе платят им всего тысяч 5 рублей. Удалось моих ребят свести с одной американской лабораторией, теперь состояние их здоровья постоянно под контролем.

Фотограф Виктория Ивлева. Из серии «Внутри Чернобыля».

Фотограф Виктория Ивлева. Из серии «Внутри Чернобыля».

Чернобыльские снимки напечатаны во многих изданиях мира, их показывали по западному телевидению, меня с этой серией пригласили на фотофестиваль во Францию. Очень хотелось, чтобы их увидели в родной стране. Стране, по которой чувствуешь ностальгию, даже находясь на ее территории. Но фоторедактор популярного еженедельника не удосужился посмотреть эти снимки.

Абсолютно «совковый» подход — незаинтересованность, равнодушие. Уровень профессионализма там и здесь отличается, как уровень жизни. И ничего нам с этим пока не сделать…

Фотограф Виктория Ивлева

Фотограф Виктория Ивлева

Еще много интересного осталось на кассете: рассказ о фотофестивале, о работе в дни путча. Но это другая тема, другой разговор. А пока всмотритесь в лицо Виктории Ивлевой. И представьте её там, в Чернобыле, под реактором…

А в 1992 года на выставке «Уорлдпрессфото-92» серия Виктории Ивлевой «Внутри Чернобыля» получила первую премию «Золотой глаз».

Похожие записи

No Comments

Оставьте комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.