Фотограф Ман Рей. Опираясь на собственную тень

Фотограф Ман Рей. Опираясь на собственную тень

Автор: Андрей Дьяченко

Художник-дадаист, фотограф, график Ман Рей

Художник-дадаист, фотограф, график Ман Рей

В следующем, 2015 году, исполнится 125 лет со дня рождения Ман Рея (1890—1976) – вы­дающегося американского художника-дадаиста. Он ус­пешно работал в живописи и графике, в кино и фото­графии. Искусствоведы так и не договорились, какую из его творческих профес­сий считать главной. Прибегая к различным средствам самовыражения, используя стилистические приемы абстракционистов, Ман Рей всю жизнь пытал­ся отразить как гармонию окружающего мира, так и нелепость, абсурд и глу­пость, а порой и трагизм многих явлений XX века.

В историю Ман Рей вошел как крупнейший новатор изобразительного языка. Слово о мастере — искусствоведу Андрею Петровичу Дьяченко. Воспроизводи­мые снимки – из автори­тетных изданий США.

Ман Рей родился в семье мелкого американского буржуа. Мальчик был му­зыкален. Родители играли на скрипке, часто исполня­ли русские песни, что по­зволяет предположить, что они – потомки выходцев из России.

Едва начав заниматься фо­тографией, Ман Рей сразу стал использовать широкую палитру средств выра­зительности. Аллегории и символы, сюрреалистичес­кие метафоры, философ­ские обобщения – все на­шло отражение в его сним­ках.

Ман Рей.Черное-белое. 1926 год.

Ман Рей.Черное-белое. 1926 год.

Он изготавливал снимки и без помощи камеры, осо­бым образом засвечивая бумагу. Такие произведе­ния получили название рэйограмм, лучеграмм (разно­видность фотограмм, но с сюрреалистическим подтек­стом). Эти работы чем-то напоминают технику колла­жа. Профессиональный ри­совальщик, Ман Рей смелее других фотографов приме­нял соляризацию. Но это были не трюковые экспе­рименты, а интересные этю­ды о жизни: для Ман Рея каждые тень и пятно были исполнены глубокого смыс­ла…

Лучеграмма… Налицо па­раллель с «лучизмом» Ми­хаила Ларионова, картина­ми и рисунками Джино Северини из цикла «Луч све­та в космосе», фотография­ми итальянских футурис­тов и учредителей объеди­нения «Баухауз». Художник сразу «вписался» в пано­раму авангардистских течений, стал признанным метром.

Фотограф Ман Рей

В парижский период твор­чества, когда Ман Рей познакомился со многими поэтами, у него началось формирование сложного сюрреалистического виде­ния. Фотограф захотел с помощью камеры заглянуть в мир подсознательнoгo, исследовать механиз­мы снов и фантастических рез.

Как Ман Рей-живописец по­могал Ман Рею-фотографу? Уживались ли два разых дарования в одном человеке? Уживались, и весьма успешно! Характерный для фотоискусства принцип монтажа художник смело переносил в графику и декоративно-прикладное искусство, например в коммерческую рекламу. Несмотря на сюрреалистический абсурдизм, нагнетание нелепейших бессмыслиц, в рисунках и снимках Ман Рея чувствуется тяга к гармонии. «Вещность», материально осязаемая фактурность предметов не дает забыть, что перед вами – знакомый мир, что вы уже видели эти вещи, что в сущности они прекрасны.

Ман Рей. Виолончель.

В 1934 году Май Рей опубликовал альбом фотографий под названием «Эпоха света». Принято считать, что выход этой книги – первая возможность познакомить­ся со стилистикой художника-фотографа. Листая книгу, убеждаешься, что не столько вымышленная тан­цовщица в кадре «опира­лась» на собственную тень, сколько ее создатель – на идею важности для любого искусства светотеневой иг­ры. Это проявилось и в портретном творчестве, и в съемке обнаженной нату­ры.

В фильмах «Эмак Бакья» и «Морская звезда» худож­ник-дадаист дал волю сво­ей бурной сюрреалистиче­ской фантазии, попытался погрузить зрителя в таинственную атмосферу виде­ний и снов. Пластическая насыщенность кадра, при­дание неодушевленным предметам статуса почти что живых существ – эти свойства кинематографа Ман Рея объясняются его талантом фотографа, тон­ким знанием светотеневых нюансов, чувством компо­зиции. Произошло еще одно событие в цепи стадий синтеза искусств: фотости­листика Ман Рея, слившаяся ранее с графикой и жи­вописью, перешла на экран, обретя новую жизнь в ди­намике фильма…

Ман Рей. Без названия. 1936.

Ман Рей. Без названия. 1936.

Огромную роль в творче­стве Ман Рея сыграла встреча с известным художником-авангардистом Мар­селем Дюшаном. Не будучи фотографом, Дюшан оказал на искусство фото­графии колоссальное воз­действие. Работы Дюшана, подразумевавшие грим и переодевание, связаны с обретением новой личности, с образом маски, фотогра­фия начинала жить своей самостоятельной жизнью, идентификация личности с игровой, карнавальной сре­дой заявляла о рождении нового образа, как бы ли­тературного героя, кото­рым был сам Дюшан или его воображаемый двой­ник. Художник, например, выставлял в качестве про­изведений обыденные пред­меты — так называемые «рэди-мейды». Ими неред­ко являлись фотографии, например иронически обыгрываемые портреты для документов.

Ман Рей тоже делал подоб­ные вещи, но подбирал предметы так, чтобы полу­чить юмористический эф­фект. Он назвал этот жанр «ошеломляющим подар­ком». Чаще всего это были абсурдистские сочетания предметов быта, которыми нельзя пользоваться. Соче­тания предметов были вы­зывающе дерзкими, шоки­ровали зрителя (например, использовались образы утюга, которым нельзя бы­ло гладить, губ, плаваю­щих в небе как облака). Отсюда один лишь шаг к искусству монтажа. Сати­рический заряд, скрытый в любой коллажной компо­зиции, в любом акте склейки деталей разных сним­ков – это тоже своего ро­да ошеломляющий сувенир для обыденного сознания. Художник-дадаист как бы склеивал «атрибуты разных объектов», создавая впечат­ляющее воплощение неле­пости.

Ман Рей. Торс. 1923.

Ман Рей. Торс. 1923.

Масштабная изоляция пред­метов друг от друга (ог­ромный стол и крохотный стул; скалистый обрыв с автострадой и рука велика­на, видная из-за скалы; не­большой мост и лежащая на нем гигантская фигура) навеяна технологическими возможностями фотокомпо­зиции. Виртуозное владе­ние приемами беглого перьевого рисунка позво­ляло художнику создать не­ожиданный эффект при съемке актов, фоторекла­мы.

Иногда Ман Рей уходил в область чистой абстракции. Тема игры теней для мас­титого профессионала бы­ла осязаемой сущностью. Она была его рабочим ма­териалом, глиной для кон­струирования сложных ок­сюморонов и гротесковых коллажей.

Образы Ман Рея — приме­ры яркого и самобытного вклада в мировую изобразительную культуру. Среди последователей авангар­дистских приемов Ман Рея мы находим знаменитого Энди Уорхола, итальянцев Веттора Пизани и Вито Аккончи, англичанина Ричарда Гэмильтона и многих дру­гих. Фотокамеры современ­ных авангардистов готовы бросить обывательскому сознанию вызов в виде новых «ошеломляющих подарков», готовы вновь и вновь напоминать нам об абсурде и нелепости, о не­устроенности нашего мира, чтобы в конце концов из абсурдистского хаоса роди­лась возвышающая красота человека, гармония приро­ды.

Андрей Дьяченко

Похожие записи

No Comments

Оставьте комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.