Оживший формат.

Большой портрет, как всё начиналось.

История это давняя

портретная фотостудия в тюмени

Галя.
Horseman LX 57”, Nikkor 210 wa, Tasma in D19 1:1, 10 min

Началась она ещё в 2012 или 2013 году, ещё в первой лабе в известном подвальчике (“Мавзолей” ). Всегда хотелось большой портрет, но ни навыков подходящих не было по печати и собственно по самой съёмке, ни времени. Любительство не подразумевает хороший результат. Время шло, потихоньку приходил и опыт и осознание, зачем это всё нужно и главное кому. Так зародилась идея “большой портрет”.

Ещё тогда, пару лет назад, думали как бумаги закрепить, чертёжики делали аж “вакуумной прижимной рамки”, конструировали механизм передвижения, нашли, где подходящая бумага продаётся, но не довели дело до конца. Пришлось пережать и решать другие жизненно важные проблемы.

Andre Che. Демотиватор.

На новом месте уже, на Осипенко 81, кто не знал, к нам в гости заглянул Андрей Чемякин, один из тех, кто не даёт умереть самому старейшему фотоклубу Тюмени “Зоркий”. Речь зашла о покупке бумаги большого размера, нам тогда было не до этого и работоспособность именно этой бумаги была для нас под вопросом. Но бумага в Тюмень всё-таки пришла и Андрей принёс свой первый отпечаток, пейзаж форматом 80×80 см., отпечатанный с негатива, снятого на советский Киев 6с. Бумага показала себя очень хорошо. Совсем недавно, он похвастался, что отпечатал метровый снимок, метр на полтора. Ни сюжет, ни качество печати не вызывало восторга, но размер вызывал уважение. Надо знать Андрея, который не ищет лёгких путей. Проявку такого большого формата бумаги они организовали своеобразно…. Бумага на вертикальной поверхности, снизу ведро с химией и… помпой от автомобильного бачка стеклоомывателя, который подаёт раствор наверх, который в свою очередь выливается душем наверху, химия стекает по желобу в ведро. Круг замыкается. С его слов, пробовал и другие методы проявления, но результат хуже. Мы поверили, что не всё так просто и отложили этот вопрос. Есть среди отпечатков и большой портрет, также 80×80 см размером.

Andre Che. Его снимки.

Жизнь в штабе потихоньку налаживается. Новый год сулит много интересного, по плану грандиозные мероприятия и очень интересные личности, школа потихоньку встаёт на ноги. Настало время печатать портфолио, чтобы люди видели, что есть ручной отпечаток и чем он отличается от, например, пигментной печати. Чтобы люди понимали, за что платят немалые деньги, что есть оригинал, а что есть копия. При работе с амбротипией столкнулись с проблемой размера. Люди тяготеют к большому. При ручной печати и работе с портретами – тоже самое. Пришлось вернуться к вопросу сверх-большой печати.

Два дня разрабатывался проект проекционной рамки. Надёжной, простой с возможностью выравнивания плоскостей. Во время одной из поездок за материалами мы потеряли часть генератора на нашей рабочей машине. Сказали, ремень болтается – подтяни. Кой у кого силы много, подтянул так, что при поездке сломался шкив. Материал собрали, приступили к постройке рамы. День кропотливой работы подошёл к концу, а уехать домой на машине хочется. Пришлось опять торчать кверху попой из капота. Два часа на холоде, но машина снова в строю. Зубы стучат, пальцы онемели, а на стене висит проекционная рамка. Сам Бог велел греться в лаборатории. Пошла печать, понеслась даже.

Чтобы не повторяться большой портрет решено печатать с негатива с “браком”, там почти случайная мультиэкспозиция (в первый раз не сработали импульсы), но получилось очень интересно. Были сделаны стандартные пробы по экспозиции печати. Для подстраховки при открытой диафрагме была проверена резкость. Натянута бумага для финальной экспозиции. Нажата кнопка “старт” на реле времени. Тут выясняется, что диафрагму забыли закрыть. Включили прибор “чую копчиком”, зажали мышцу чуть ниже и диафрагму до предела, выждали интуитивно время и прекратили засветку. Проявляли в продольном бачке, как в фильме “War photographer”. В экспозицию попали идеально! Труд оправдал себя. Снимок завораживает. Лабораторию пришлось отмывать…

 Галя в квадрате. Большой портрет.

Похожие записи