15 современных кинооператоров-звезд

 Операторам обычно уделяют незаслуженно меньше внимания, чем режиссерам, актерам и сценаристам, а меж тем именно их глазами мы смотрим кино. «Афиша» решила исправить эту несправедливость и составила список ярких представителей профессии — операторов-звезд, помимо прославленного Эммануэля Любецки.


Эмманюэль Любецки

Самые длинные планы в истории кино

Несмотря на восточноевропейскую фамилию, Любецки (друзья называют его Чиво — Козлик) — мексиканец из еврейской семьи. Родители имели отношения к актерству, продюсированию и психоанализу, а бабушка, сбежав из революционной России, поселилась в Мехико, где играла с мужем в театре на идише. Свою карьеру Чиво начал в местной киноиндустрии: снимал фильмы и сериалы. Его американским дебютом стала инди-драма «Двадцать долларов» про путешествие двадцатидолларовой купюры — такое же захватывающее путешествие на просторах американской киноиндустрии ожидало и самого Любецки. Он снимал для Майка Николса, Тима Бертона, Майкла Манна, братьев Коэн, Мартина Скорсезе, Алехандро Гонсалеса Иньярриту, но больше всего для Терренса Малика и особенно для Альфонсо Куарона (с Куароном они дружны еще со времен мексиканской киношколы — а в фильме «Дитя человеческое» придумали невероятную сцену погони с участием ноги Клайва Оуэна, автомобильной двери и мотоциклиста). Известен своей любовью к стедикаму, длинным планам, широкоугольной оптике и естественному освещению. Первый оператор, получивший подряд три «Оскара» (за «Гравитацию», «Бердмэна» и «Выжившего»), а также попавший на обложку авторитетного журнала о кинобизнесе Variety.

Роджер Дикинс

Главный неудачник «Оскара» среди операторов

Британский оператор. Начинал с документальных фильмов, на которых получил бесценный опыт: во время девятимесячного кругосветного путешествия на яхте научился экономить пленку и заранее решать, как будет вестись съемка, а попав под минометный огонь на партизанской войне в Эфиопии, научился работать в военно-полевых условиях. С 1990-х годов работает в Америке, часто с одними и теми же режиссерами — например, после «Бартона Финка» началось его многолетнее и плодотворное сотрудничество с братьями Коэн (они сошлись на любви к теням, контрастному освещению, широкоугольной оптике, оригинальным «восьмеркам» и цифровой цветокоррекции). Впервые на «Оскар» номинировался благодаря «Побегу из Шоушенка», после чего претендовал на золотую статуэтку Киноакадемии бессчетное количество раз, но всегда умудрялся проиграть — даже когда соревновался сам собой (в 2008 году был дважды номинирован за «Старикам тут не место» и «Как трусливый Роберт Форд убил Джесси Джеймса»). Но в итоге он всё-таки получил заветную статуэтку за «Бегущего по лезвию 2049». Командор ордена Британской империи и первый оператор, удостоившийся этой награды.

Роберт Ричардсон

Оператор, не боящийся сгореть на работе

Отличается стабильностью в работе с режиссерами: снимал 11 фильмов Оливера Стоуна и 7 картин Мартина Скорсезе. Также работал над всеми последними фильмами Квентина Тарантино, начиная с дилогии «Убить Билла». Ричардсон всегда ставит во главу угла хороший кадр, иногда даже рискуя жизнью. Например, на съемках «Авиатора» он так близко подошел к пылающему самолету, что сжег свои кеды. Такую готовность сгореть на работе оценили киноакадемики (у Ричардсона три «Оскара»).

Энтони Дод Мэнтл

Свой человек и в артхаусе, и в мейнстриме

Сын художницы. Родился в Британии, но с 1985 года живет в Копенгагене. Снял несколько фильмов в стилистике «Догмы 95», сотрудничал со многими видными британскими и датскими режиссерами — такими как Дэнни Бойл, Томас Винтерберг, Ларс фон Триер. Причем за операторскую работу в бойловском «Миллионере из трущоб» получил «Оскар», а в триеровском «Догвилле» — приз Европейской киноакадемии. Еще удостоился от фон Триера едкой колкости в «Рассекая волны», когда на похоронах одного из жителей шотландского городка служители церкви говорили об усопшем: «Энтони Дод Мэнтл был настоящим грешником». На самом деле оператор — настоящий кудесник картинки, который виртуозно снимает не только экспериментальные авторские картины, но и энергичные блокбастеры и экшены вроде «Судьи Дредда», «Гонки» и «В сердце моря».

Дариус Хонджи

Оператор, лучший друг которого — темнота

Оператор наполовину иранского, наполовину французского происхождения. Родился в Тегеране, но в раннем возрасте с родителями переехал в Париж. Отец Дариуса Ходжи был крупным бизнесменом и владел двумя большими кинотеатрами в центре Тегерана. В Париже Дариус часто ходил в кино на хорроры. Когда ему в 12 лет подарили восьмимиллиметровую камеру, первым опытом стала серия короткометражек о Дракуле, в которых он был режиссером, оператором и актером. После обучения киноискусству в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе вернулся в Париж, снимал рекламу и музыкальные клипы. Первой его крупной работой стали «Сокровища Сучьих островов» Франсуа-Жака Оссана, но настоящий прорыв произошел после выхода триллера «Семь» Дэвида Финчера. В этой картине оператор показал мастерскую работу с темнотой, которую позже применил в «Комнате страха», а также в фильмах Романа Полански, Вонга Кар Вая, Михаэля Ханеке, Вуди Аллена, Дэнни Бойла, Джеймса Грея, Алана Паркера. Картина последнего — «Эвита» — принесла Хонджи номинацию на «Оскар».

Родриго Прието

Оператор, способный затмить режиссера

Мексиканский оператор. Его дед был мэром Мехико, но был вынужден эмигрировать в США — по политическим мотивам. Впрочем, Родриго родился в Мексике: его отец, проведя большую часть жизни в Америке, все-таки вернулся на родину. В Мексике Прието и начал свою карьеру, но затем перебрался в Голливуд. Снимал фильмы с реверсивной драматургией для Алехандро Гонсалеса Иньярриту («Сука-любовь», «21 грамм», «Вавилон»), Дженнифер Лоуренс в открытом космосе для Мортена Тильдума в «Пассажирах», небоскребы на закате для Оливера Стоуна в «Уолл-стрит. Деньги не спят» и Леонардо Ди Каприо в кокаиновом угаре для Мартина Скорсезе в «Волке с Уолл-стрит». Со Скорсезе Прието также сделал «Молчание», в котором фигура оператора по большому счету затмила фигуру режиссера. Обладатель «Золотой озеллы» Венецианского фестиваля.

Уолли Пфистер

Снимал для Нолана, а потом ушел снимать для себя

Увлекаться кино начал в 11 лет, когда увидел, что недалеко от его дома проходят съемки боевика. Вдохновившись, стал экспериментировать с камерой и снимать любительские короткометражки. Однако его профессиональная карьера началась с теленовостей — хотел продолжить журналистскую династию, которую начали его дед и отец. Оттачивая репортажный стиль съемки, Пфистер все же не забывал о кино — и когда Роберт Олтман искал оператора-новостника, чтобы добавить в мини-сериал «Таннер» на НВО несколько документальных кадров и интервью, Пфистер показал себя во всей красе. Работал почти над всеми фильмами Кристофера Нолана (поэтому, например, отказался от экранизаций романов о Гарри Поттере). В 2014 году состоялся его режиссерский дебют — технологическая антиутопия «Превосходство» с Джонни Деппом.

Роберт Д.Йомен

Сформировал визуальный язык фильмов Уэса Андерсона

Постоянный оператор Уэса Андерсона, который способствовал формированию визуального стиля режиссера — от репортажного реализма в «Бутылочной ракете» к сказочной условности в «Отеле «Гранд Будапешт». В кино Йоумен и Андерсон создали свою легко узнаваемую, но вместе с тем уникальную вселенную. Помимо этого, также работает с комедиографом Полом Файгом, для которого снимал «Девичник в Вегасе», «Копов в юбках», «Шпиона» и новых «Охотников за привидениями».

Грег Фрейзер

Оператор «Изгой-один: Звездные войны. Истории»

Австралийский оператор. Первой его картиной, обласканной критикой, стала «Яркая звезда» Джейн Кэмпион — за нее Фрейзер также получил премию Британского независимого кино. После этого снимал такие фильмы, как «Впусти меня. Сага», «Белоснежка и охотник», «Ограбление казино». Свой уровень мастерства показал в «Цели номер один» Кэтрин Бигелоу, которая вызвала скандал из-за натуралистичных сцен пыток. Несмотря на то что критики хвалили операторскую работу, среди пяти номинаций на «Оскар» для Фрейзера места не нашлось. Следующий крупный проект, «Изгой-один: Звездные войны. Истории», он снимал на линзы из 1970-х — отсюда в фильме этот ласкающий мягкий расфокус.

Кристофер Дойл

Кит Ричардс операторского мастерства

Оператор-бунтарь австралийского происхождения, большую часть жизни проведший в Азии. Не окончив Сиднейский университет, где учился на искусствоведа, отправился путешествовать и набираться опыта. Его университеты — работа в Индии и норвежском торговом флоте (по словам Дойла, качка на корабле повлияла на его стиль съемки). Также ему пришлось побывать пастухом в израильском кибуце и доктором китайской медицины в Таиланде. Внес огромный вклад в работы крупнейших азиатских режиссеров. В его копилке фильмы Вонга Кар Вая и Чжан Имоу («Любовное настроение» принесло оператору технический гран-при Каннского фестиваля, а «Герой» — статус визионера), сотрудничество с Чжан Юанем и Питером Чанем. Снимает и для американских режиссеров, в том числе для Джима Джармуша, Джеймса Айвори, Гаса Ван Сэнта, Джона Фавро и др. Самого себя называет «Китом Ричардсом операторского мастерства». Как и рок-звезда, Дойл тоже часто допускает эпатажные высказывания — в том числе критикует коллег по цеху и режиссеров. А еще любит импровизировать и обладает ярким и авангардным стилем съемки. Например, знаменитый последний кадр «Предела контроля» получился благодаря тому, что оператор, идя по эскалатору, случайно споткнулся и упал с камерой.

Роберт Элсвит

Обладатель «Оскара» за «Нефть», адепт пленки

Начинал как оператор спецэффектов в Industrial Light & Magic, где работал над пятой и шестой частью «Звездных войн» и «Инопланетянином». В 1980-е стал работать на телевидении, а затем и в кино. В середине 1990-х у него после «Роковой восьмерки» образовался творческий тандем с Полом Томасом Андерсоном: Элсвит превратился в его постоянного оператора (а за «Нефть» получил «Оскара»). Номинировался на золотую статуэтку Киноакадемии и за «Доброй ночи и удачи» Джорджа Клуни, где показал все свое мастерство: изначально черно-белый фильм был снят в цвете, а в ч/б переведен уже на постпродакшене, чтобы сохранить всю полноту цветов (особенно оттенки черного и серого). К слову, Элсвит — ярый сторонник пленки: по его мнению, у цифровой съемки нет структуры и объема. Также известен как оператор нескольких частей «Миссия невыполнима», «Сирианы», «Майкла Клейтона», «Красного пояса», «Стрингера» и сериала «Однажды ночью».

Михаил Кричман

Из его кадров легко собрать выставку в картинной галерее

Инженер-технолог по образованию, инженер кинематографического пространства по призванию — работал с Павлом Лунгиным, Андреем Звягинцевым и Алексеем Федорченко (благодаря сотрудничеству с последним удостоился приза Венецианского фестиваля за операторскую работу в «Овсянках»). Вообще, «Овсянки» стали для Кричмана этапной работой — в плане поиска визуальных решений, эротических сцен, глубины образов. Но больше всего он все-таки известен благодаря сотрудничеству со Звягинцевым: кадры из их фильмов так и просятся быть выставленными в картинной галерее (или быть распечатанными на фотообоях). Высокий статус Кричман подтверждает еще и тем, что сотрудничает не только с отечественными кинематографистами, но и с западными: снимал «Фрекен Юлия» для Лив Ульман и «Скрижали судьбы» для Джима Шеридана. Лауреат национальных кинопремий «Ника» и «Золотой орел».

Брюно Дельбоннель

Голливудский оператор с французским акцентом

Начал карьеру с сотрудничества с режиссером Жан-Пьером Жене, которое продолжается и по сей день. Работал над картинами братьев Коэн, Тима Бертона и Александра Сокурова. Нагляднее всего визуальный стиль Дельбоннеля иллюстрирует «Амели»: как правило, оператор использует очень теплые цветовые палитры на основе желтого и зеленого. Также любит эффект зернистой пленки, что в сочетании с цветовыми решениями создает легкий налет ретро. Его стиль ценят в профессиональной среде: у Дельбоннеля несколько номинаций на «Оскар».

Хойте Ван Хойтема

Его камера — просто космос

Швейцарский оператор с голландским паспортом. Известность и похвалу критиков получил после сотрудничества с режиссером Томасом Альфредсоном («Впусти меня», «Шпион, выйди вон!»), после чего Спайк Джонз позвал его снимать роман между писателем и высокоинтеллектуальной операционной системой в «Она», Кристофер Нолан — освоение космических пространств в «Интерстелларе», а Сэм Мендес бондиану в «007: Спектр». С Ноланом Ван Хойтема также работал над блокбастером о Второй мировой войне — «Дюнкерком».

Наташа Брайер

Заслужила прозвище «живописец экрана»

Аргентинский оператор. Брайер работает с режиссерами со всего мира, а снятая ей перуанская поэтическая драма «Молоко скорби» Клаудии Льосы получила «Золотого медведя» Берлинского фестиваля и номинировалась на «Оскар». В постапокалитическом роуд-муви «Ровер» Дэвида Мишо можно было наслаждаться снятыми ею живописными пейзажами, а в глянцевом хорроре «Неоновый демон» Николаса В.Рефна — красотками, стоящими в свете софитов и обмазанными золотой краской. Своими учителями Брайер называет Кристофера Дойла («Чункинский экспресс», «Герой»), Жан-Ива Эскоффье («Любовники с Нового моста», «Умница Уилл Хантинг») и Славомира Идзяка («Король Артур», «Падение «Черного ястреба»).

источник afisha.ru

Похожие записи

No Comments

Оставьте комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.